Отмывание денег
Коррупционные преступления
Криминальное банкротство
Налоговые преступления
Злоупотребление полномочиями
Присвоение или растрата
Мошенничество
Подлог
Халатность
Превышение или злоупотребление полномочиями
Взяточничество
Консалтинг
Запросы из правоохранительных органов
Учения «Внимание, допрос!»
Мошеннические действия сотрудников
Киберпреступления и кража данных
Преступления в сфере экологии
Налоговые преступления
Выемка
Очная ставка
Допрос
Опрос
Обыск
НОВОСТИ

Управление извне или национализация?

Риски уголовного преследования бизнеса в условиях действия нового закона о внешней администрации по управлению организацией



В Госдуму внесен законопроект о внешнем управлении иностранными компаниями, объявившими об уходе с российского рынка.
В числе декларируемых целей: обеспечение финансовой стабильности государства путем продолжения работы «брошенных компаний» под независимым управлением менеджмента со стороны, а также обеспечение прав и законных интересов кредиторов, работников и общества.
Эта инициатива вместе с изменениями в статью 201 УК РФ, которая предусматривает уголовную ответственность за исполнение санкций иностранных государств, может подтолкнуть иностранные компании к ускоренной продаже активов и выходу с российского рынка.
Рассказываем, как читать законопроект в текущей редакции.

Для кого создавался и с какой целью

В первую очередь нововведения коснутся организаций, которые производят товары первой необходимости или являются единственными производителями определенных видов продукции, а также значимых производств.
В таких организациях произойдет передача функций управления ГК «ВЭБ.РФ», которая будет осуществлять либо полномочия руководителя организации, либо доверительное управление всеми или частью акций организации.

Кто будет получать прибыль от деятельности компании, и кто будет нести ответственность за убытки и ухудшение экономической ситуации в компании?

Ответа на вопрос о том, кто будет получать прибыль от деятельности компании, в тексте рассматриваемого законопроекта пока нет.
При этом указано, что внешняя администрация будет нести гражданскую ответственность, а при наличии оснований и уголовную, только в случае умышленного нарушения законодательства Российской Федерации, а это значит, что для привлечения внешней администрации к ответственности необходимо будет доказать умысел. Это представляется весьма сложным, учитывая отсутствие заинтересованности государственных структур в возбуждении уголовных дел в отношении внешней администрации.
Очевидно, что собственники и топ-менеджмент иностранных компаний будут пытаться защитить свои экономические интересы, в том числе совершая действия, которые могут нарушать уголовное законодательство РФ.  

Мы спрогнозировали несколько очевидных сценариев того, как топ-менеджмент иностранных компаний может пытаться обезопасить активы, и проанализировали их с точки зрения уголовных рисков.

Ситуация №1. Топ-менеджмент компании пытается сохранить контроль над активами (денежными средствами), используя аффилированные компании, в некоторых случаях учрежденные незадолго до сделок или созданные без цели ведения реальной предпринимательской деятельности.

Схема таких преступлений выглядит примерно следующим образом: заключаются договоры с подконтрольными техническими компаниями; по документам эти фирмы должны выполнять работы, оказывать услуги или поставлять товары, а руководство компании, перечисляя денежные средства по этим неисполняемым договорам, выводит из иностранной компании денежные средства до момента введения внешнего управления.
В рассматриваемом Госдумой законопроекте указано, что по ходатайству ФНС России суд может вводить обеспечительные меры как раз в целях недопущения вывода активов организации. Кроме того, в таких ситуациях высока вероятность возбуждения правоохранителями уголовного дела по статье о присвоении или растрате (статья 160 УК РФ), предусматривающей максимальное наказание в виде 10 лет лишения свободы.
Характерной особенностью этого состава преступления является то, что в нем хищение у компании совершается лицами, которым похищаемое имущество организации вверено в силу занимаемой ими должности. К этим лицам, безусловно, относятся и топ-менеджеры компании, которые с помощью вышеизложенной махинации совершают безвозмездное обращение в свою пользу или отчуждение имущества, что является объективной стороной состава присвоения или растраты.

Ситуация №2. Завышенные выплаты выходного пособия

В сложившейся ситуации руководитель иностранной компании, предвидя прекращение ее деятельности и введение внешнего управления, может сам себе выписать так называемые «золотые парашюты», которые в ряде случаев получают топ-менеджеры компаний при увольнении или отставке. По своей сути, это сильно увеличенное выходное пособие. Как показывает практика такие «золотые парашюты» могут достигать нескольких десятков миллионов рублей, что при переходе управления иностранной компании в руки внешней администрации с большой долей вероятности не останется незамеченным и может также быть квалифицировано как присвоение или растрата (статья 160 УК РФ), если такие выплаты будут осуществляться в нарушение закрепленных в ТК РФ процедур, а правоохранители установят наличие корыстной заинтересованности топ-менеджера неправомерно обогатиться перед прекращением деятельности компании на территории РФ.

Ситуация №3. Сохранение контроля посредством передачи имущества аффилированному залогодержателю.

К примеру, менеджмент компании может заключить договор займа с аффилированными с ними лицами на производственные нужды компании с фактической передачей движимого имущества заемщику-залогодержателю. Формально имущество не выбывает из собственности компании, а передается на время выплаты займа и, соответственно, на время действия внешней администрации в иностранной компании. Денежные средства по займу будут использованы для целей компании, на которые он был получен, а залог на имущество прекратится с выплатой долга, поэтому может показаться, что таким внешне законным способом менеджеры иностранной компании смогут продолжить получать выгоду от пользования активами во время прекращения своей деятельности на территории РФ.
Но на практике недостачу активов выявляют довольно легко, а наличие такой схемы даст внешней администрации основания полагать, что эти действия совершались с целью вывода активов. Таким образом, в этой ситуации высоки риски квалификации правоохранителями действий топ-менеджеров компании как преступных, к примеру, по одному из составов хищения имущества (статья 159 УК РФ или статья 160 УК РФ) или по составу злоупотребления полномочиями (статья 201 УК РФ). 

Ситуация №4.  Операции с объектами недвижимости.

Если речь идет об объекте недвижимости, а не денежных средствах, то в данном случае производственные мощности сложно куда-то вывести. В этом случае иностранные бенефициары могут попытаться сменить собственника на представителя дружественной России юрисдикции, сохранив корпоративный контроль над имуществом. Если основанием для перехода права собственности будет договор купли-продажи доли в компании или бизнеса как имущественного комплекса, то здесь не стоит забывать о неминуемом доначислении налогов.
Поскольку при реализации имущественного комплекса необходимо будет заплатить налоги, может возникнут соблазн сэкономить на этом, перечислив в бюджет меньшую сумму. Для этих целей, например, объекты могут быть проданы не напрямую реальному покупателю-организации, а подконтрольному физическому лицу по заниженной стоимости. При последующей реализации это лицо будет освобождено от уплаты НДС или налога на прибыль, и заплатит лишь налог на доходы. Практика знает множество подобных случаев, которые обычно заканчиваются доначислениями налоговой недоимки или возбуждением уголовного дела по статье 199 УК РФ.
Многих предпринимателей также интересует и вопрос о возможной национализации компаний и их активов государством. На данный момент в нашей стране действует норма статьи 8 Федерального закона «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» от 09.07.1999 № 160-ФЗ, согласно которой при национализации иностранной коммерческой организации возмещаются стоимость национализируемого имущества и другие убытки.
Возникает справедливый вопрос: в каком объеме иностранный собственник получит возмещение за свои активы? Велика вероятность, что в столь непростое время встречное возмещение может быть не столь внушительным, как ожидалось. Поэтому здесь необходимо предпринять правомерные действия по фиксации рыночной стоимости активов.
Так, предприниматели могут воспользоваться схемой получения кредита на производственные нужды компании с обеспечением этого обязательства в форме залога имущества компании. Не секрет, что такое имущество всегда подвергается оценке либо самим банком, либо оценочной компанией, сотрудничающей с банком. И такой вариант развития событий предупредит часто возникающие споры в судах с государством по поводу стоимости национализируемого имущества, и, что важно отметить, это не несет в себе никакие уголовно-правовые риски, если руководство компании законным способом распорядится кредитными денежными средствами.
Кроме того, поможет зафиксировать цену имущества переписка с потенциальными покупателями, а также результаты независимой оценки бизнеса.


Подводя итог вышеизложенному, мы можем сделать вывод о том, что хотя предложенный законопроект призван сохранить рабочие места и поддержать экономику в России, но фактически вследствие введения этого законопроекта иностранные компании оказываются под молотом - в виде обязанности соблюдать санкции, и наковальней - в виде таких неблагоприятных последствий прекращения бизнеса в России. 
Поэтому иностранным субъектам предпринимательства в существующей реальности следует особо тщательно продумывать и анализировать каждое свое действие не только с точки зрения экономической целесообразности, но и учитывая уголовно-правовые риски.


Данная информация не является полноценной консультацией адвоката, которая необходима для более глубокой и детальной оценки каждой конкретной ситуации.
Аналитика Новости права Актуальное